Sphere
Войти
Система преступлений и наказаний. Понятие «10 зол». Институт «Тени»
Нормы уголовного права занимали главенствующее место в правовой системе средневекового Китая. Субьектом преступления могли быть как свободные, так и рабы.
При квалификации преступлений учитывались умысел и неосторожность. Институт необходимой обороны еще не был известен, но ближайшие родственники, защищавшие от нападения отца, мать, деда, бабку, освобождались от наказания. Также не рассматривалось как преступление укрывательство членов семьи.

В уголовном праве Китая сложилось деление преступлений на "10 зол", в зависимости от общественной опасности. К первым трем относились преступления против императора: заговор о мятеже, бунт, измена. В эти понятия включался обширный круг преступных деяний, в том числе оскорбление императора, посягательство на его жизнь и жизнь членов его семьи, попытки разрушить или разрушение храма предков императора.

"Неподчинением" или "непокорством" называлось особое зло – преступление против кровных родственников. К их числу относились, например, избиение деда, бабки, родителей, или умысел убить их и пр.

Особое зло связывалось с преступлениями против старших в семье, с выражением сыновней непочтительности. Сюда относились донос на бабку, деда, родителей, их оскорбление, выделение из семьи и раздел имущества при жизни деда, бабки, родителей без их согласия, вступление в брак во время ношения траура.

В качестве особого зла выделялись преступления, включаемые в категорию крайне несправедливых, порочных, противоречащих естественному порядку: убийство в одной семье трех человек "за вину не смертную", убийство с расчленением трупа, с помощью яда и чародейства.

"Несправедливость", "неправедность" как особое зло связывалось с нарушением особых социальных норм. К этой категории относились убийство своего начальника или учителя, "невыражение женой печали" при получении известия о смерти мужа. "Великим пренебрежением" или выражением "великого непочтения" называлось такое зло, как кража вещей из жертвенника или из дворца, особенно "государевой печати". Особую категорию преступлений составляло зло кровосмесительных половых связей – "кровное возмущение или блуд с родственницей или наложницей своего деда, отца".

Преступления, входящие в "10 зол", не могли быть прощены. Исключения касались лишь "вельмож старинного рода и лиц, находящихся у государя в милости", дворян, чьи имена были занесены в почетную книгу за воинские доблести, ученых людей, "чьи поступки за образцы, а слова за законы почитаются в обществе". За участие в бунте, за измену ответственность нес не только преступник, но и его родственники, которым "рубили головы", кроме малолетних (до семи лет) и женщин. Последних отдавали в рабство.

Казнили также разбойников и грабителей. Выделялся особый состав преступления – кража людей, особенно женщин, с целью продажи в увеселительные заведения. Если несколько членов большой неразделенной семьи совершали грабеж, главарем признавался глава семьи вне зависимости от степени его участия в преступлении. Остальные рассматривались как соучастники. Кража среди родственников не считалась тяжким преступлением. Феодальное право различало кражу и грабеж. Сурово наказывалась супружеская измена жены.

Характерной чертой уголовного права средневекового Китая было наличие в нем большого круга должностных преступлений, к которым относились и служебные ошибки. При этом не проводилось четкой грани между преступлением и административным проступком. Ужесточалась мера наказания начальника при сознательном попустительстве беззаконию, творимому его подчиненными. Корыстный мотив в действиях чиновников также отягчал вину. Строго преследовались государством различные злоупотребления и ошибки при составлении списков налогоплательщиков.

Наказание рассматривалось в свете буддийской концепции воздаяния, отмщения, расплаты. Считалось, что несправедливость должна влечь за собой возмездие, которое совершается либо над преступником, либо над его родственниками. Кара предполагала не только физические мучения, но и нравственные страдания для преступника.

Наказания делились на основные, дополнительные и заменяющие. К основным наказаниям относились каторга, битье палками и плетьми, ссылка, смертная казнь. Среди прочих видов наказаний применялось клеймение, отрубание пальцев, отсечение рук, оскопление, истребление рода, ссылка в провинцию для отлова диких животных. Кроме того, предусматривались различные виды штрафов, конфискация имущества в пользу казны, продажа в рабство. Рабы за совершенные ими преступления не наказывались ссылкой и каторжными работами. Казенным рабам наказание ссылкой заменялось 200 ударами плетью.

Танский кодекс упорядочил наказания следующим образом: удары тонкими палками, толстыми палками, каторжные работы на разные сроки от одного года до трех лет, ссылка трех степеней – в зависимости от удаленности места отбывания наказания (от 1 тыс. до 1,5 тыс. км). Пять основных видов наказания по мере нарастания их тяжести подразделялись еще на 20 степеней.

Смертная казнь была двух видов: обезглавливание и удушение. Самой мучительной была казнь через удавление. Обезглавливание определенным образом сказывалось, согласно поверьям, на загробном существовании человека в связи с тем, что голова отделялась от тела. С X в. смертная казнь была дополнена "резанием на куски" с последующим разрезанием горла и обезглавливанием. Эта казнь применялась в отношении мятежников и убийц.

Самым оригинальным в способах наказания было назначение участникам внутрисемейных или внутриродственных конфликтов различных сроков ношения траура по умершим родственникам. Продолжительность траура выступала в качестве мерила родственной близости (обычно траур длился один год с изменениями в сторону уменьшения или увеличения).

Основное наказание "средней тяжести" (каторга, ссылка) при применении к привилегированным членам общества могло заменяться потерей должности, ранга, титула. Чем больше было титулов, чем выше ранг, тем больше существовало возможностей погасить основное наказание. В случае серьезных преступлений, когда титулов и рангов не хватало, оставшаяся часть наказания погашалась штрафом. Наказанный чиновник мог быть восстановлен через определенный срок в должности, но в пониженном ранге. Система заменяющих наказаний была социальной привилегией. Льготами пользовались и родственники чиновника, в зависимости от "силы тени", падающей от ранга чиновника, или от степени родственной близости. "Тень" определялась в соответствии с конфуцианским критерием определения срока ношения траурной одежды по умершему родственнику. Родственник "тенедарителя" тоже получал возможность занять должности на государственной службе, освобождаться от ответственности или получать смягчение положенного наказания.

Среди лиц, имеющих право на смягчение наказания, традиционно первыми были свойственники императорского рода, затем шли "ветераны" (личные слуги и охрана государя), "мудрецы" (благородные мужи, лица, искусные во владении оружием или словом, и лица, показавшие высокое мастерство в соблюдении этикета), "талантливые" (опытные чиновники и мастера обучения коней в армии), "заслуженные" (отличившиеся в военной службе), "высокочтимые" (лица, обладавшие высоким чиновным рангом), "усердные" (чиновники государственной службы и послы), "гости" (потомки некогда правивших династий).

Судебный процесс носил инквизиционный характер. Дело начиналось по заявлению потерпевшего. Розыск преступника было обязанностью государства. Устанавливались жесткие сроки, при нарушении которых ответственные за розыск чиновники несли наказание. Так, в случае двухмесячной просрочки чиновнику грозило 30 палочных ударов. Судьи осуществляли предварительное следствие, проводили допросы, вызывали свидетелей, назначали очные ставки. Для получения показаний могли применяться пытки. В суде господствовала презумпция виновности обвиняемого. При вынесении приговора о каторге или более суровом наказании требовалось его согласие, в случае отсутствия которого дело подлежало пересмотру. В случае недостатка доказательств обвиняемый мог быть передан поручителям и отпущен на свободу. В случае сомнительных приговоров обвиняемому давали возможность откупиться. Смертные приговоры утверждались императором.

Десятое зло


Десятое зло — кровосмесительные половые связи, которые приравнивались к поведению "птиц и зверей" и включали в себя половые отношения не только с кровными нисходящими и ближайшими боковыми родственниками, но и с наложницами деда и отца.

"10 зол" не покрывали все преступные действия. Они были своеобразным мерилом отношения к другим преступлениям, среди которых во все времена выделялись преступления против конкретного человека, посягательство на его жизнь, здоровье и пр. Наказания при этом определялись в традиционном китайском праве с учетом ряда факторов: социального статуса, отношений преступника и потерпевшего в системе кровнородственных и служебных связей, наличия и интенсивности преступной воли и др. Преднамеренное убийство влекло за собой самое тяжелое наказание — обезглавливание. От ответственности свободного за убийство "по ошибке", во время игры например, можно было откупиться. Только сговор рабов и буцуев убить хозяина влек за собой высшую меру наказания, убийство же хозяином своего раба и буцуя наказывалось по танскому кодексу 100 ударами толстыми палками, если они провинились перед ним, если нет — то одним годом каторги. Убийство же "по ошибке" в этом случае вообще не наказывалось.

Те же условия учитывались при нанесении телесных повреждений, но мера наказания была меньшей. Муж, причинивший ранение жене, наказывался менее строго, чем в случае ранения постороннего человека. За ранение наложницы он вообще не наказывался.

Институт тени


Целью жизни средневекового китайца была служба и пользование ее благами. Один из героев танских новелл говорит: «Полный сил, я занимаюсь земледелием - разве это не несчастье?.. Мужчина родится, чтобы совершать подвиги и прославлять свое имя...
быть полководцем или министром, задавать пиры, слушать любимую музыку, вести свой род к процветанию, а семью к богатству!».

Дать «тень» - это возможность в соответствии со значимостью ранга оказывать протекцию и защиту своим сыновьям, а также внукам и правнукам. Сфера действия «тени» определялась величиной ранга и должности тенедателя. Право «тени» гарантировало преемственность функционирования членов данной семьи в сфере бюрократии и обеспечивало наиболее благоприятные условия начала служебной карьеры для младших родственников тенедателя. Право «тени» было прямым продолжением института «жэньцзы», в соответствии с которым дети и младшие родственники чиновников автоматически зачислялись на службу еще во времена Хань. Право «тени» не обеспечивало прямого наследования должности отца или старшего родственника, оно определяло лишь линию старта в карьере чиновника: чем мощнее была «тень» тенедателя, тем больших вершин власти мог достичь тенеполучатель. Право «тени» давало защиту от получения в полном объеме наказания совершившему преступление родственнику чиновника, а то и вообще избавляло его от наказания. Самой мощной была «тень» императора, она покрывала его родственников до 6-й степени траура «таньвэнь». Но даже чиновник самого низкого ранга имел право прикрыть своей «тенью» деда, бабку, отца, мать, жену, сыновей и внуков. Чиновник более высокого ранга - братьев и сестер. Еще более высокого - дядей по отцу и по матери, теток и племянников. Правом «тени» пользовались родственники тенедателя, сам он «тенью» своих ранга и чина не пользовался.

Чиновник, даже ушедший в отставку, пользовался защитой своего ранга и оставленной должности и правами, которые они ему давали, но не их «тенью». Женщины, имевшие титулы и ранги, пользовались всеми привилегиями, которые те давали, наравне с мужчинами.

Но их титулы и ранги не давали «тени» потому, что сами являлись «тенью». «Тень» не могла давать «тени». Правда, было исключение: августейшие дамы все же давали «тень» своим родственникам (императрицы и жена наследника престола).

Так, при династии Сун около 25 тыс. штатных гражданских и военных чиновников приходилось на 60 млн. населения Китая. Близкое к этому соотношение численности штатных чиновников и населения страны было и при династии Тан. Однако их привилегии не были только их личными привилегиями или даже привилегиями узкого круга их семьи. Благодаря механизму «тени» они распространялись на значительный круг их родственников, что в итоге приводило к совершенно феноменальным результатам. По подсчетам Д. Твитчета, при династии Тан лишь 17% общего числа населения Китая в полной мере платили поземельный налог и работали по трудовой повинности. С 780 г. после отмены надельной системы и введения новой практики обложения («два налога в год» - «лян шуй фа») правительство не раз пыталось обложить налогом чиновников. И при династии Сун в 962 г. правительство делало такие же попытки. В 1022 г. была введена квота на обложение части земли чиновников в зависимости от величины их ранга, но очень скоро этот закон перестал выполняться. Более того, были освобождены от уплаты налогов и исполнения трудовой повинности семьи студентов высших учебных заведений столицы - Гоцзыцзянь и Тайсюе, а также все лица, получившие степень «цзиньши». По данным Ha 1111 - 1118 гг., чиновник ранга первого разряда (самого высокого) не платил налогов со 100 цин (600 га) земли, а чиновник низшего, девятого разряда рангов - с 10 цин (60 га) земли.
photoAccount
Алексей Иванов Опубликовано 21-08-2023
imageviews 318